СТОЛП И УТВЕРЖДЕНИЕ ИСТИНЫ. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах

СТОЛП И УТВЕРЖДЕНИЕ ИСТИНЫ. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах

Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм , к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть: Разбирая переводы слова истина на разные языки Флоренский отмечает, что славяне воспринимают истину онтологически , эллины гносеологически , римляне юридически, а евреи исторически. Эти понимания отражают четыре аспекта истины. Однако истина нуждается в оправдании для обоснования своей актуальности познающему субъекту. Флоренский подчеркивает что ни интуиция , ни её противоположность дискурсия, рассудок достоверности истины не дает. Любовь близка по смыслу к вожделению, однако разница между ними в предмете: Кроме того, Флоренский настаивал на переводе любви из психологической плоскости в онтологическую. Идеализация любимого воспринимается как иконописание, противоположное как карикатуре утрировании негативных черт , так и бытописанию.

Флоренский о ревности. Православный взгляд против светского

Содержание[ править править вики-текст ] Флоренский начинает с апологии православной церковности, суть которой в опыте и переживании духовной жизни. Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм см. Письмо шестое , к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть:

Лекция «Павел Флоренский. Русский да Винчи» Уже хотели создать" философию дружбы Флоренского" (о том, что можно ревновать.

Изменяется само чувство жизни. И то был не только душевный сдвиг. То был новый опыт В те годы многим вдруг открывается, что человек есть существо метафизическое. В самом себе человек вдруг находит неожиданные глубины, и часто темные бездны. И мир уже кажется иным. В мире тоже открывается глубина Религиозная потребность вновь пробуждается в русском обществе, как это уже было однажды в Александровскую эпоху. И это пробуждение опять было болезненным и трудным.

Религиозная тема ставится теперь как тема жизни, не только как тема мысли. Теперь ищут уже не только религиозного мировоззрения. И вдруг все становится как-то очень серьезно Это значит не то, что все тогда были серьезны и верно оценивали значительность происходившего. Напротив, тогда было слишком много самого опасного легкомыслия, мистической безответственности, просто игры.

Павла Флоренского — книга единственная в своем роде, волнующая, прельщающая. Русская богословская литература не знала еще доныне книги столь утонченно-изысканной. Это первое явление эстетизма на почве православия, ставшее возможным лишь после утонченной эстетической культуры конца века и начала века. На каждом слове свящ. Флоренского лежит печать пережитого эстетического упадочничества.

идейности мыслителю не удалось, однако Флоренский обосновал осо- .. Итоговые же главы о Софии, дружбе и ревности вообще не носят.

Флоренского Предыдущая 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 Следующая П. Флоренский — писатель, богослов, философ. Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане.

Оригинальна форма этого произведения. Внутренняя же форма произведения определена глубиной его философских размышлений. Эту форму Флоренский раскрывает в"Предисловии", которое фактически есть ключ к логике построения книги и в котором определяются основные проблемы и философские установки его мировоззрения. Флоренский исходит из наличия в жизненной практике человека двух миров. И если"тот", другой, дан нам лишь в откровении, он существует как бы в мечтах, через них в них он и открывается и предстает как Единство, Покой, Устойчивость, то"этот", наш повседневный, тварный мир есть его противоположность.

Каждое чувство имеет"противо-чувствие, каждое желание — противо-желание, каждая мысль — противо-мыслие".

Этические проблемы в произведении Павла Флоренского “Столп и утверждение истины”

Детский зал Раздел 1. Книга написана в форме двенадцати писем-глав в первой части и различного рода приложений с огромным количеством ссылок, цитат и примечаний во второй части. Обеспечение критики начала анализом его собственной модели. Итог критики рассудка как эпохе, от которого нет непрерывного перехода к Истине. Логика всеединства как логика символов трансцендентного.

Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах Рассматривая ревность, Флоренский защищает её, определяя как и дальнейшего приобщения к истине является дружба и товарищество.

Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам , мы в течении рабочих дней удалим его. Дружба как подлинная любовь имеет Божественный смысл. Это исходит из понимания того, что Бог есть Любовь. Совершенная Дружба соответствует пришествию Царства Божьего на землю, но для этого нужно добиться полного самопожертвования, изживания эгоизма в отношениях между людьми, приобщения к жизни Церкви Христовой.

Флоренский в своем толковании феномена Любви продолжает религиозно-философскую православную традицию Святых Отцов, при этом он предлагает свою оригинальную теодицею. Творчество мыслителей русского религиозного Ренессанса привлекает особое внимание. Каждый год выходят статьи, защищаются диссертации по творчеству В. Вышеславцева и многих других. Действительно, идеи Всеединства и Богочеловечества, мысль об одухотворении обожении всего тварного на основе всеобъемлющей божественной Любви на сегодня необходимы для улучшения культурной ситуации в стране, но это пока лишь потенция грядущих веков, питаемая надежда всех поколений живущих и живших на земле.

На наш взгляд, эти чаяния имеют под собой реальное основание. Общий прогресс человечества можно связать с постепенным углублением понимания любви на всем протяжении нашей эры, и в этом, нет сомнений, и состоит Промысел Божий. Подтверждением этому является главное событие человеческой истории — Боговоплощение, которое было свидетельством величайшей любви Творца к своему творению. Любовь — лучшее доказательство бытия Бога.

Теодицея П.А. Флоренского

Твоя любовь для ней была, И незаслуженным позором На жизнь ее она легла!.. И что ж от долгого мученья, Как пепл, сберечь ей удалось? Боль, злую боль ожесточенья, Боль без отрады и без слез!

Письмо одиннадцатое: дружба; XIII. Письмо двенадцатое: ревность; XIV. . «Путь „Утверждения Истины“ священника Павла Флоренского».

Глава 3 Логика всеединства в работах Павла Флоренского Флоренский был живым воплощением философии всеединства: Очень удачно для нас, что в этом человеке соединилась глубина мистических постижений и отсутствие презрения к логике. Флоренский был достаточно хорошо знаком с идеями формирующейся в его время математической логики логистики , он профессионально владел математикой.

Все это позволяло ему порой находить очень точные и ценные логические эквиваленты разного рода метафизических конструкций философии всеединства. Книга написана в форме двенадцати писем-глав в первой части и различного рода приложений с огромным количеством ссылок, цитат и примечаний во второй части. Обеспечение критики начала анализом его собственной модели.

Читать онлайн"Стилизованное православие" автора Бердяев Николай Александрович - - Страница 6

Извините, но для просмотра этой страницы у Вас недостаточно прав. Вы должны авторизоваться или пройти регистрацию.

Словом,"Моцарт и Сальери" есть трагедия о дружбе, нарочитое же ее имя т. е. общей ревности или любви, рождается из какой-то общности и есть одна из . (3) Свящ. П. А. Флоренский:"Столп и утверждение истины". С. .

Православный взгляд против светского Мне кажется, стало несомненным, что обсуждение любви вообще и дружбы в частности, и в их конкретной жизненности, почти неизбежно подымает вопрос о явлении теснейше с ними связанном, — о ревности. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности.

Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность? В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолюбие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все что угодно, но только не какое-либо моральное преимущество. Этот взгляд на ревность особенно свойствен тому веку, который был революционно-интеллигентским по преимуществу, — -му; и осуждается ревность в особенности в том месте, где просветительская рассудочность царила нетерпимее всего, — в Париже.

Столп и утверждение истины это:

Флоренский - новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожиданий и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно-архаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он слишком напуган бессилием и неудачами"нового религиозного сознания". Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни. Но Дух раскрывается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свыше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине.

ги — гг. были исключены главы «София», «Дружба», «ревность» ( письмо. «Геенна» не предполагалось для магистерской работы с самого.

Флоренский в тип ортодоксального правого православного, ему не миновать обвинений в ересях, в вольномыслии, в новшествах. Старая, внешняя, материалистическая церковность не примет учения свящ. Флоренского о геенне, о Софии и многих других. Флоренский слишком оригинален, действительно оригинален. Я бы даже сказал, что свящ. Флоренский по всему складу своего мышления - оригинал, доходящий почти до чудачеств.

Это в нем интересно, временами симпатично, временами отталкивает. Но [ортодоксальная] официальная церковность ничего оригинального не может вытерпеть; она оскорбляется всякой духовной самостоятельностью.

Столп и утверждение истины

Принципиальна, поэтому, форма, избранная Флоренским - письма Другу. Только в опыте, личном обращении, в ситуации встречи возможно говорить о Боге. Первая рисует ситуацию человека перед отсутствием истины, поиска ума опоры себе. Твердой истины не оказывается, все плывет. Флоренский рисует ад сомнения, мышеловку ума, вечное кружение в пустоте.

воспитания чувств. Совершенно иначе подходит к дружбе П. Флоренский. У него дружба ревность, слезы и поцелуи в уста. Не проговаривается ли.

Приими ты меня-а на вечной поко-ой. Господи поми-и-и-и-и-и-луй… Что это? Кто стучался в ворота?.. Я снимал с гвоздя тусклую стенную лампу, одевал калоши и шел отпирать в сенях засов. На дворе — темнота, слякоть. Спускаюсь к калитке по осклизшей лесенке. Потом — снова стук.

Дружба между мужчиной и женщиной


Хочешь узнать, как можно разобраться с проблемой ревности и выкинуть ее из жизни? Нажимай тут!